Страна живых

Страна живых

Ирина БУТЯЕВА

Географическое положение: центр города Локса. Население: 25 человек. «Страна живых» — название проекта, по которому работает Локсаский центр социальной реабилитации наркозависимых. Две недели назад центр отметил пятилетие, поздравить с которым приехали сюда бывшие «клиенты» вместе со своими семьями.

За последний месяц о работе Локсаского центра начали говорить в городе много и часто. Причем услышать о нем можно было от людей, отличающихся друг от друга как по социальному статусу, так и по материальному положению, может быть, в этом центре лечился от наркотической зависимости кто-то из близких им людей.

Большинство из тех, кто лечился в Локса, никогда не забывает сюда дорогу. И не потому, что эти люди продолжают нуждаться в поддержке (часто она им действительно необходима), но и для того, чтобы помочь и поддержать тех, кто живет в центре сегодня.

За год через стационар центра социальной реабилитации проходит примерно 25 человек. По окончании курса лечения, говорит директор центра Людмила Гордеева, у 80 процентов реабилитантов происходит устойчивая ремиссия.

Лечиться по собственному желанию

В Локсаский центр социальной реабилитации человек может попасть исключительно по собственному желанию, а не по желанию его близких. Причем желание избавиться от наркотической зависимости должно быть осмысленным.

Рассказывает директор центра, психолог Людмила Гордеева: «За время работы центра было несколько уникальных случаев. Один парень пришел к нам под дождем из Раквере. Пешком. Как оказалось, он сбежал из какого-то местного центра, потому что очень хотел оказаться именно у нас. Мы его, естественно, приняли…

Другой молодой мужчина пришел к нам сразу после освобождения из тюрьмы, где ему кто-то рассказал о нас. Он тоже пришел пешком, под дождем, без денег. Шел по трассе. Когда, наконец, добрался, сел на пороге. Я вышла, вижу — сидит. Спрашиваю, что ты здесь делаешь? Он отвечает: «Я сейчас умру, еле дошел, дайте попить…».

Но это единичные случаи. На самом деле все, кто хочет попасть в наш центр, должны прийти на консультацию по адресу: Таллинн, ул. Туулемяэ, 5-307 (тел. (+372) 697- 94-50). Я провожу здесь тестирование и собеседование, поскольку реабилитантов ждет именно групповая работа. Человеку, желающему оказаться в центре, придется провести в закрытой системе практически целый год. Живут наши ребята по четыре человека в комнате, потому очень важно, насколько каждый новый человек сможет социализироваться и адаптироваться в закрытом обществе, насколько он способен работать в коллективе изо дня в день. Так что решение пройти курс реабилитации в нашем центре должно быть принято именно тем человеком, который желает излечиться, а не родными. Мой большой опыт показывает, что у многих молодых людей, обращающихся к нам за помощью, имеются серьезные отклонения в психике, наркомания для них — фон к основной, прогрессирующей болезни. Я хочу сказать, что многие из тех, кто обращается к нам, имеют двойные диагнозы. Вылечишь первую болезнь — и человек прекратит «наркоманить». Ему это не надо будет!

Когда я сталкиваюсь с такими случаями, советую близким этих людей сначала обратиться за помощью в психиатрическую клинику. Мы не можем принять такого человека в центр, это — бесполезно! Но зачастую родителей таких людей нам не удается убедить в том, что главная проблема — не наркотическая зависимость. А когда удается, зачастую эти люди сталкиваются с полным врачебным пренебрежением уже в клинике. Им отказывают в помощи, узнав, что человек наркоман. И в таких случаях многие люди оказываются на улице. Увы, число людей, страдающих от двойных диагнозов, растет с каждым днем!..»

«Случаются болезни и для нашего испытания в добре»

Эти слова Святителя Иоанна Златоуста как нельзя лучше подходят к нашей истории, потому что Локсаский центр социальной реабилитации работает под эгидой православной церкви Московского патриархата.

На территории центра есть храм, в который с момента его появления, кроме реабилитантов, приходят и местные жители. Церковь, как и сам центр, выстроена и обустроена ее настоятелем отцом Александром (Александр Галиакберов) и ребятами, проходившими курс реабилитации.

Отец Александр, который когда-то служил в таллиннской Никольской церкви сначала дьяконом, а потом священником, работает в проекте с самого первого дня, или, как говорит Людмила Гордеева, с первого гвоздя.

«Нам с отцом Александром пришлось нелегко. Никто-никто не хотел давать нам место для открытия стационара для наркозависимых. И когда церковь предложила занять под центр пустующие десять лет помещения Локсаского детского сада, мы с огромной радостью согласились. Здание было в ужасном состоянии, а после случившегося в нем пожара оно практически осталось еще и без крыши. Но мы с радостью согласились на это предложение и за эти годы не только восстановили здание собственными силами, но выстроили в одном его крыле небольшую церковь. Работали дружно, никто от работы не бегал. Мы же получили благословение митрополита Корнилия! А какую неоценимую помощь и поддержку оказал нам отец Олег из Никольской церкви… Спасибо огромное всем!» — говорит Людмила Гордеева.

В центре проходят курс реабилитации молодые люди, средний возраст которых составляет 23-27 лет (но есть и моложе, и старше). Как правило, по словам Людмилы Гордеевой, когда с человеком что-то происходит, он начинает искать опору. А в данном случае этой опорой становится вера. А так как в Локса проходят курс реабилитации русскоязычные молодые люди, то для них, что логично, этой верой является именно православие.

«Когда-то мы пришли к выводу, что в большинстве случаев при оказании помощи по избавлению от наркозависимости отсутствует духовная составляющая. Основное направление работы нашего центра такое же, как и во многих других аналогичных центрах, — «вытащить», «переключить». Но наше отличие заключается именно в адаптации к православию. К этому варианту меня натолкнул опыт России. Но мы не могли перенять его полностью, потому что у нас должна была быть уникальная модель, ведь мы находимся на границе Востока и Запада. С этим нельзя было не считаться. И мы сделали собственную модель, адаптированную только к нашим условиям и менталитету.

То, что в нашей программе работает священник, является милостью Божьей по нескольким причинам. Первая причина — многие из наших ребят прошли через оккультизм, сатанизм. Вторая причина в том, что когда реабилитанты переживают процесс ломки, им, впадающим в ужасное состояние, не просто плохо — их, даже забывшихся во сне, мучают кошмары. И это продолжается долго. А в таких случаях кто может быть лучше духовника?

С течением времени большинство наших ребят проходят уже через первую исповедь и первое причастие. У каждого из них свои отношения с Богом, но они есть, и это помогает им выстоять. Наш центр сотрудничает со многими аналогичными центрами, работающими как в европейских странах (проект финансируется программой PHARE), так и российскими. Мы часто бываем на Карельском перешейке, в деревне Саперное, где расположен большой реабилитационный центр для наркозависимых. Там значение реабилитационного центра для наркозависимых уже вышло за рамки отдельного прихода, поскольку у них проходят реабилитацию не только наркоманы из Санкт-Петербурга и ближайших районов Ленинградской области, но также из отдаленных мест Санкт-Петербургской епархии. Кроме того, в Саперное приезжают спасаться немало наркоманов не только из всех уголков России, но и из Эстонии!» — рассказывает Людмила Гордеева.

При полной открытости полная конфиденциальность

В том случае, когда директор центра Людмила Гордеева решает, что тот или иной человек сможет прожить в центре необходимое время, сможет адаптироваться к режиму, условиям, традициям, а также к тому, что в основе курса лежит традиционная русская культура, стоящая на базе православия, она знакомит с этим не только лично его, но и близких ему людей. Затем обе стороны подписывают письменное соглашение.

«Мы также обязательно поясняем, что специфика нашего центра заключается еще и в том, что все его «жители» не изолированы от окружающих людей, в том числе и от жителей Локса, наоборот, всегда находятся у них на виду, — продолжает Людмила Гордеева. — Но при этой открытости мы сохраняем полную конфиденциальность наших реабилитантов. Если кто-то из наших ребят не выдерживает, он всегда может уйти, мы никого не принуждаем. Насильно помочь невозможно. Да и церковь никогда не ставила перед собой подобной задачи. Все на добровольных условиях, по взаимному желанию.

Когда-то, в самом начале работы, мы напридумывали себе, что не будем принимать находящихся в наркотическом опьянении, но жизнь внесла свои коррективы и показала, что это нереальное условие. Так что приходят к нам прямо с улицы, большинство как раз в том самом «пьяном» состоянии. Большинство из них пережили передозировки, состояние комы. Половина ВИЧ-инфицированы, 99 процентов больны гепатитом. У нас лечатся тяжелые ребята, которые давно и серьезно сидят на «игле».

Что же касается возраста, то тяжелее всего работать с перешагнувшими 30-летний рубеж. В этом возрасте возвращению к жизни без наркотиков сопротивляется самолюбие. Лучше всего реабилитацию проходят люди от  до 28 лет. Это тот возраст, когда они в состоянии соображать и, несмотря на то, что диагноз «инфантильность» можно поставить каждому из них, у них еще не произошло «закостенение» сознания. И как приятно видеть, когда ребята по истечении времени, проведенного в центре, постепенно начинают оперировать такими понятиями, как «добро» и «зло», начинают выстраивать иерархию собственных ценностей… Это здорово!

Словом, я хотела бы сказать следующее: если в семье беда, не отчаивайтесь, боритесь до последнего, потому что процесс восстановления личности идет гораздо быстрее, когда у человека есть поддержка со стороны любящих его людей».

(http://www.moles.ee/06/Oct/07/6-1.php)